Сахалинская область
  Перейти на Главную страницу  
 
 
 






85-летие СахНИРО

Мечение лососей

31.01.2014
О распространении и выбросах тихоокеанского кальмара у побережья западного Сахалина осенью 2013 г.

В сентябре-октябре 2013 г. СахНИРО выполняло плановую траловую съемку на НИС «Профессор Пробатов» под руководством к.б.н. А. К. Клитина с целью оценки состояния и численности запасов морских промысловых рыб и беспозвоночных у западного побережья Сахалина. Один из интересных результатов этой учетной съемки состоял в том, что было выявлено широкое распространение тихоокеанского кальмара вдоль западного берега острова. По данным траловой съемки этот вид головоногих моллюсков присутствовал в уловах от 46° до 51°15’с.ш., т.е. вдоль всего сахалинского берега в границах Татарского пролива (Рис.1).

 

Рис. 1. Распределение тихоокеанского кальмара у западного Сахалина по данным траловой съемки на НИС «Профессор Пробатов» в сентябре-октябре 2013 г.

Частота встречаемости этого моллюска была довольно высокой для указанного сезона и составляла 40,0%. Скопления данного вида кальмара распределялись в основном вблизи сахалинского побережья, над глубинами от 480 до 20 м, а наибольшие его концентрации были сосредоточены у юго-западного Сахалина, между 48° и 49°с.ш. По данным измерений длина мантии тихоокеанского кальмара варьировалась в пределах 170-290 мм (в среднем – 225,5 мм), индивидуальная масса особей достигала 484 гр., а средняя навеска составила 237 гр. Преобладали в уловах особи с длиной мантии 210-245 мм (Рис.2).

Рис. 2. Особи тихоокеанского кальмара на рабочей палубе научно-исследовательского судна СахНИРО. (Фотография А.К. Клитина)

Высокая встречаемость и широкое распространение этого вида кальмара в осенний период были обусловлены сложившимися благоприятными температурными условиями для его обитания. По данным океанологических наблюдений, выполненных на НИС «Проф. Пробатов», температура воды, как в южной, так и в северной части Татарского пролива в сентябре-октябре характеризовалась большими положительными аномалиями. Уместно напомнить, что тихоокеанский кальмар относится к теплолюбивым видам морских гидробионтов. Оптимальная температура поверхностных вод для образования скоплений этого говоногого моллюска составляет летом 16-20°C, осенью и зимой – 10-18, преимущественно 12-16°C. Попутно заметим, что осенью прошлого года в уловах НИС «Проф. Пробатов» встречались и другие представители южных широт: японский анчоус, японский гипероглиф и черный удильщик.

Большую часть года тихоокеанский кальмар обитает в южной части Японского моря. Согласно научным наблюдениям 1960х-1970х гг. этот кальмар совершает нагульную миграцию в Татарский пролив в основном в летний период года, по мере прогревания поверхностных вод. В конце сентября и первой половине октября основные скопления нагульного кальмара концентрируются в северной половине Татарского пролива. Осенью, обычно в конце октября, в связи с охлаждением вод кальмар начинает откочевку в южные районы моря для зимовки и размножения. Миграция кальмаров на юг, как правило, проходит очень быстро. В первой половине ноября промысловые скопления кальмара в южной части Татарского пролива, на широтах о. Монерон – м. Белкина, уже не встречались.

Имеющиеся в нашем распоряжении данные говорят о том, что в осенний период 2013 г. тихоокеанский кальмар задержался в Татарском проливе заметно дольше, чем обычно, вплоть до середины ноября. В частности, приблизительно 13-14 ноября на побережье западного Сахалина, вблизи г. Углегорск (49 параллель) имели место массовые выбросы этого вида кальмара в полосу прибоя (Рис.3).

Рис. 3. Кальмар выброшенный на побережье острова (Фотография А.К. Клитина)

Выполненные специалистами СахНИРО биологические и химические анализы отобранных образцов тихоокеанского кальмара позволяют сказать следующее.

В пробе, собранной на побережье в местах выбросов, длина мантии особей кальмара составила в среднем 200,0 мм, а масса – 205,0 гр. Приведенные размерные показатели тихоокеанского кальмара осенью 2013 г. в совокупности с данными траловых уловов являются весьма характерными для рассматриваемого сезона года. По данным известного сахалинского гидробиолога В.А. Скалкина (1969) кальмары зимнего нереста появлялись в Татарском проливе уже в конце июля, имея длину тела 170-180 мм. К концу нагульного периода кальмар заметно подрастал и в октябре-начале ноября модальные размеры этого моллюска составляли 230-250 мм, что хорошо согласуется с данными наших наблюдений осенью 2013 г.

При проведении физико-химических анализов было установлено, что кожные покровы у обследованных экземпляров не нарушены, состояние внутренних органов соответствовало природному, посторонние запахи не выявлены. Химический анализ содержания органических токсических веществ (фенолов, пестицидов, полиароматических углеводородов и др.) методом хромато-масс-спектрометрии показал, что исследуемые вещества в кальмаре не обнаружены (концентрации были ниже предела обнаружения методики). Экспресс оценка уровня превышения радиоактивного загрязнения над естественным фоном, а также измерение мощности амбиентного эквивалента дозы гамма-излучения (0,08 мкЗв/ч) с помощью дозиметра-радиометра МКС-10Д «Чибис» показали соответствие фоновым значениям.

Таким образом, результаты выполненных анализов дают основание говорить о том, что каких-либо явных или скрытых патологий у обследованных образцов, выброшенных на берег кальмаров не наблюдалось.

В связи с вышеизложенным, наиболее вероятной причиной произошедших выбросов кальмара на побережье западного Сахалина можно считать версию, согласно которой этот феномен имел место по причине аномально резкого снижения температуры воздушных масс и прибрежных вод в середине ноября. Как выше говорилось, с началом осеннего охлаждения морских вод кальмар начинает откочевку в южные районы Японского моря. При этом его скопления в поисках наиболее тепловодных участков могут перемещаться близко к берегу, на мелководье. Однако резкое понижение температуры воды на этих участках моря (в течение нескольких часов) может привести этих моллюсков в аномальное состояние: они становятся снулыми, малоподвижными. Стаи таких кальмаров, находящихся вблизи приливной зоны, как правило, выбрасываются волнами на берег, где они окончательно погибают.

Похоже, что именно такая ситуация с резким формированием аномальных температурных условий воздуха и воды и сложилась в ноябре 2013 г. у западного побережья Сахалина.

По данным спутниковой системы “Terascan” (СахНИРО), во второй декаде ноября 2013 года, в районе г. Углегорск (49°с.ш., 142°в.д) температура поверхности моря была довольно низкой и составляла +1,4°С в начале декады и +1,2°С в конце. В этот период на поверхности моря наблюдалась незначительная отрицательная аномалия температуры. По данным, предоставленным Росгидрометом на метеостанции №32088, в районе г. Углегорск температура воздуха в начале второй декады имела отрицательные значения (ночью - 6°С), ветер северный, северо – западный (до 26 м/с). 13 ноября направление ветра поменялось на южный, юго – восточный (до 11 м/с) и температура воздуха поднялась до положительных значений 14 ноября и достигла +6°С 18 ноября. Положительные значения температуры воздуха сохранялись до конца декады. Осадки в г. Углегорске наблюдались практически всю декаду, причем 10 – 11 ноября в виде метели, а далее в виде слабого дождя и снега.

Приведенные данные наблюдений по температуре морской воды и воздуха, а также осадков в виде снега, свидетельствуют о значительном охлаждении условий обитания кальмара в прибрежье западного Сахалина в указанный период. С большой вероятностью можно говорить о том, что именно резкое понижение температуры воды в прибрежье привело к гибели этого теплолюбивого моллюска и выбросам в полосу прибоя на побережье.

Вообще говоря, случаи выбросов снулой рыбы и других гидробионтов в осенний сезон у западного побережья Сахалина происходят нередко. Например, в конце 1940х-начале 1960х гг. в этом районе часто происходили также выбросы японского анчоуса, японской скумбрии и других южно-широтных рыб. Подобные явления имели место у берегов Сахалина и в последние годы. Одним из ярких примеров такого феномена могут служить массовые выбросы в полосу прилива дальневосточной сардины (иваси), произошедшие в начале октября 2011 г. у юго-западного побережья Сахалина. Кстати, в выбросах сардины на этих же участках побережья также отмечался кальмар, хотя и в гораздо меньшем количестве. В эти же дни позапрошлого года имели место выбросы японского анчоуса на северо-западное побережье острова у г. Александровск-Сахалинский, а в октябре 2012 г. выбросы анчоуса наблюдались также у восточного побережья залива Анива (пос. Пригородное).

Тихоокеанский кальмар осуществляет свои сезонные перемещения в Татарский пролив в большем или меньшем количестве практически ежегодно. Особенностью 2013 г. стала более поздняя, чем обычно, обратная миграция в южную часть Японского моря. Похоже, это увеличило степень риска нахождения этого теплолюбивого моллюска в краевой зоне своего ареала и в конечном итоге привело к массовой гибели кальмаров при резком ухудшении температурных условий обитания у западного побережья Сахалина.

Тихоокеанский кальмар является важным объектом промысла водных биоресурсов в Японии, Корее и Китае. Например, его вылов в Японии составляет до 80% общего улова головоногих моллюсков и свыше 90% всех кальмаров. В российских водах этот вид кальмаров распространен в летний период в северной части Японского моря (Приморье, Хабаровский край, Сахалин), в юго-западной части Охотского моря и с тихоокеанской стороны южных Курильских островов. Однако в настоящее время промысел российскими рыбаками этого кальмара осуществляется в очень небольших масштабах. В сравнительно небольшом количестве тихоокеанского кальмара вылавливают у берегов Приморья и Хабаровского края. У берегов Сахалина этот ценный вид головоногих моллюсков остается пока потенциально промысловым объектом.

Основной лов тихоокеанского кальмара как обитателя пелагиали производится в ночное время подманиванием животных на свет. Специализированное орудие лова – вертикальный автоматический ярус в совокупности с ручными и стационарными удочками. Более 90% мирового вылова этого объекта производиться этими средствами. Джиггеры - достаточно избирательные орудия лова. Практически никакие другие нектонные организмы на кальмароловные джигеры не ловятся. Молодь кальмара также избегает атаковать джиггер стандартного размера, поэтому улов шхуны-кальмаролова обычно бывает представлен особями с длиной мантии 17 – 28 см. При умело организованном лове каждое судно типа МДСМ «Курилы» (проект 70740) оснащенное 20 автоматическими бортовыми лебедками японского или южнокорейского производства с общем количеством джигеров 1000 шт. может выловить на акватории Татарского пролива за промысловый сезон с конца июля по начало ноября не менее 50 т тихоокеанского кальмара. При автоматизации процесса приемки и аккумуляции улова, что давно является нормой для кальмароловных флотов Японии, Кореи и некоторых стран Европы, и освобождении значительных сил экипажа, ночной светолов кальмаров легко комбинируется с другими видами промысловой деятельности в данном районе в дневное время суток, и в течении нескольких полнолунных суток в каждом календарном месяце.

Сахалинский рыбохозяйственный институт ежегодно осуществляет траловые учетные съемки для оценки численности и состояния морских биоресурсов в различных районах Сахалино-Курильского региона. Проводимые экспедиционные исследования охватывают не только местные виды рыб и промысловых беспозвоночных, которые круглогодично обитают у берегов Сахалина и островов Курильской гряды, но и различные виды теплолюбивых рыб и головоногих моллюсков, которые летом во множестве мигрируют в наши северные и биологически более продуктивные воды для нагула и роста. Примером таких видов морских биоресурсов может служить тихоокеанский кальмар, японский анчоус и даже сайра, сезонные запасы, которых являются резервом для развития прибрежного рыболовства у берегов Сахалина в настоящее время.

Зав. отделом
морских и пресноводных биоресурсов, к.б.н.
А.Я. Великанов

 

Минуточку ...